Философия, творчество и психоанализ

Картины Константина Скопцова имеют мощный психотерапевтический потенциал — эксперт

Мой друг, Михаил Пустовойт — доктор медицинских наук, светило отечественной психиатрии, пригласил меня на интереснейшую встречу, о которой хотелось бы рассказать.

Психоаналитики из разных уголков Украины собрались, чтобы, в том числе, обсудить мои работы. А именно, те из них, которые входят в личную коллекцию Пустовойта. Обсудить и найти тонкую нить, связующую вопросы современного психоанализа с философскими постулатами древних посвятительных мистерий. Беседа наша вышла не только интересной, но и продуктивной, чему во многом способствовало то, что модерировал встречу сам Михаил Михайлович. Кроме того, что он является видным специалистом в психоаналитике — не только в этой стране, он также член американской психоаналитической ассоциации, — Михаил знаток средневековой литературы и средневековой немецкой философской мысли. Именно поэтому в ходе нашей встречи ему удалось привести к одному знаменателю несовместимые точки зрения.

Константин Скопцов на встрече со специалистами по психоанализу на фоне своих работ

Мне задавали много вопросов, не только о символике и философии моих работ, но и о мотивации их создания, о времени и о технике, которую я применяю. Участников встречи интересовало, как влияют внешние нюансы на конечный результат. Например, почему я работаю именно на коже. Я объяснял, что это возможность войти в состояние средневекового создателя миниатюр или иллюстратора бестиариев, а возможно — в состояние древнеегипетских художников, создающих легендарную «Книгу выхода на солнечный свет». С эстетической точки зрения это уважение к зрителю, которому я хотел бы передать мистико-философское содержание работы в максимально концентрированной форме. Суть в том, чтобы эстетическая часть гармонизировала с духовной. Этот подход не нов — например, мой хороший знакомый, итальянский художник, специалист по иллюстрированию Данте, работает исключительно на бумаге ручной работы, изготовленной по средневековым рецептам. И я разделяю его точку зрения: иллюстрации к Данте и канцелярская бумага несовместимы. Работа, сделанная с помощью аутентичных материалов, является показателем уважения к творчеству Данте и к зрителю, и к будущему владельцу иллюстрации. Кроме того, возвращаясь к моим работам, я считаю, что уникальная техника отвечает их уникальному содержанию. Ни тому, ни другому аналогов в мире нет.

Screenshot gustavdore

Пустовойт как специалист считает, что мои работы несут положительный психотерапевтический заряд. Я со своей стороны думаю: сосредоточение на моих работах требует уравновешенности духа и эмоциональной концентрации. Для того чтобы войти в энергетику картины, необходимо выйти из поля повседневной деятельности, забыть о рабочих, бытовых проблемах, о политических спорах и прикоснуться к тайнам древних знаний. Мне кажется, что моя работа во многом подобна чтению серьезной книги.

Важной частью состоявшейся беседы стало то, что мы, говоря на разных языках (я — на языке древних посвятительных мистерий и средневековой гностической философии, а мои визави — на языке современной психоаналитики) пришли к выводу, что все эти постулаты, заявленные в мистериях, полностью совпадают с последними достижениями психоаналитики.

Поделиться

Вы всегда можете получить консультацию, оставив заявку нашему менеджеру.

Связаться с менеджером