О художнике

Константин Михайлович Скопцов родился на рабочей окраине Одессы. Проучившись в обычной советской школе до 8-го класса, начал свою трудовую деятельность в 14 лет на заводе токарем. С самого юного возраста он увлекался литературой, философией, религией и рисовал иллюстрации к любимым книгам, в том числе к Книге Книг — Библии.

После срочной службы в ВВС СССР Константин Скопцов несколько раз пытался поступить в художественные учебные заведения Москвы и Одессы, но не вписался в суровые рамки пролетарского искусства. После, общаясь с художниками андеграунда, он принял их позицию и философию, и сознательно отказался от дальнейших попыток получить академическое образование.

С 1976 года он выставлялся на так называемых «квартирниках» — подпольных выставках, а так же в фойе одесских кинотеатров и кафе. Первым официальным мероприятием, в котором Скопцов попытался принять участие, стала выставка в Доме культуры завода «Стройгидравлика» в 1984 году, где в ту пору он работал слесарем-испытателем. Прежде чем допустить его к участию, комиссия Дома культуры (состоящая из партийных работников) потребовала у Константина Скопцова «справку о том, что он хороший художник». Требуемый документ удалось получить в одной из детских художественных школ за небольшую взятку (три бутылки водки). Эту справку о том, что «творчество слесаря-испытателя представляет живой интерес для трудящихся», художник хранит до сих пор. Попытка выйти «из-под земли» оказалась неудачной — экспозиция графических иллюстраций Константина Скопцова открылась, но спустя считанные дни была разгромлена (буквально), попав под «Постановление Партии и Правительства о борьбе с богоискательством и мистикой в искусстве».

Параллельно с работой на заводе и занятиями графикой, Константин Скопцов делает спортивную карьеру. В секцию карате он вступил еще в 70-х годах, когда занятия восточными единоборствами в Советском Союзе преследовались в уголовном порядке (за тренировки можно было сесть в тюрьму на пять лет). В то же время такие закрытые кружки стали пристанищем интеллектуалов — люди, рискуя своей свободой, не останавливались на спорте, серьезно и глубоко погружаясь в философскую составляющую боевых искусств. Там Константин Скопцов увлекается буддийской и даосской философией, а в армии список интересов пополнила философия суфиев, с которой его познакомили сослуживцы-таджики. Но из увлечения в образ жизни философия перешла после знакомства с Фамом Зуи Зуи — главой родового стиля боевых искусств Вьетнама, президентом школы восточных единоборств и источником подлинной восточной мудрости. Учитель Фам Зуи Зуи сделал Константина Скопцова мастером боевых искусств, а заодно приобщил к даосской философии и познакомил с книгой И-цзин в ее первозданном виде.

Для совершенствования своих художественных навыков Константин брал частные уроки у художников, которые отвечали его требованиям. Скопцов не желал копировать ландшафт, а стремился конструировать свой мир. Его не интересовала динамика окружающей среды — он поставил своей целью передачу устойчивых, непреходящих знаков бытия. Так вырабатывался его индивидуальный творческий принцип —

сознательно искажать реальные формы для выражения своих самых сокровенных чувств. Художник отвернулся от формальной натуры и обратился исключительно к своему духу. Физическая реальность стала для него лишь поводом для поисков и обретений внутреннего опыта. Со временем, спустя десятки лет, его творческие метания, эксперименты и напряженные поиски получили результат — в XXI веке окончатильно оформившись в собственный, не имеющий аналогов стиль — семантический реализм.

Огромную роль в творческом становлении Константина Скопцова сыграло сотрудничество с московской галереей «Крымский вал» в 90-х годах. Совместные вернисажи с лучшими русскими художниками того времени (Михаилом Шемякиным, Владимиром Яковлевым, Анатолием Зверевым, Евгением Крапивницким, Владимиром Немухиным) позволили почувствовать себя частью общей духовной работы, ощутить пульс реальной художественной жизни мира.

Позднее за серию иллюстраций к произведениям Данте и эссе о фресках Джотто в храме Святого Франциска в Ассизи Константин Скопцов удостаивается чести стать действительным членом Российско-итальянской академии Ferroni.

В 2000 году Скопцов познакомился с Темистоклом Вирстой — знаменитым французским абстракционистом и пропагандистом украинского искусства в мире. Дружба с Вирстой обернулась плодотворным международным сотрудничеством: Скопцов стал представителем Парижской арт-ассоциации Le Fenix в Украине и получил возможность выставляться в Париже.

В 2004 году за серию иллюстраций к «Черному трилистнику» Анри де Ренье Константин Скопцов был удостоен престижного диплома за достижения в искусстве от рыцарского ордена Sovereign Military Hospitaller Order of Saint John.

С 2005-го года Константин Скопцов стал членом Nouvelle Academie Libre – Paris (Париж). В этом же году на ассамблее эзотерических обществ в Париже обладателями его графических работ стали главы крупнейших философских обществ занимающихся исследованиям символики.

В 2007 году состоялась одна из самых знаковых выставок в творчестве художника — показ цикла «Книги Просперо» в «Anthony Brunelli Fine Arts Gallery» в Binghamton, New York, USA.

Следующей значительной вехой в творчестве Константина Скопцова стал период сотрудничества (2012— 2018) с знаменитым украинским коллекционером, галеристом, консультантом Forbes по современному искусству Анатолием Дымчуком. Результатом сотрудничества стало как минимум семь персональных выставок в Одессе, Киеве и Донецке, что принесло Константину Скопцову значительную популярность на родине.

С 2018-го года сотрудничает с продюсером, журналистом и меценатом Эльвирой Гавриловой. 7 декабря, благодаря ее организаторству, открылась постоянная экспозиция «Путь Символа» в Wall Street Business Center, Одесса.

Чтобы познакомиться с творчеством Константина Скопцова, перейдите в галерею.